13 августа, 2022

Frant.me

Информационный портал Кузбасса

Отделение для пациентов: не работает по инструкции

«Пациент»: раздел для пациента, для специалистов. Каковы желания, переживания, страхи, радости и перспективы пациента? На этот раз слово принадлежит Хестер ван дер Вегте, 53 года. 20 лет назад ей поставили диагноз ревматоидный артрит. По ее словам, важно, чтобы ревматологи относились к пациенту как к личности и внимательно слушали.

«Мои жалобы начались 20 лет назад. Опухли фаланги пальцев, суставы затекли, появились боли в плече и руках. Больше всего меня поразила хроническая усталость. Врач не воспринял это всерьез. По его словам, это определенно не ревматизм, потому что я был бы слишком молод для этого.Мне просто нужно принять парацетамол и ибупрофен.Через два года я заболел и хотел сделать анализ крови.Вскоре последовал диагноз: ревматоидный артрит.Когда я лечился в Maartenskliniek в Неймегене, они не были счастливы, потому что меня направили так поздно, у меня уже было 10 больных суставов. В начале лечения я получал метотрексат 10 мг один раз в неделю и прописывал обезболивающие средства, такие как напроксен, ибупрофен, парацетамол и преднизолон временно. получала инъекции кортикостероидов по поводу воспалений в суставах. После повышения метотрексата до 25 мг улучшения пока не было. Через два года перешла на инфликсимаб в вену и действовать сразу.

дневное лечение

Мне было трудно принять свое состояние, и я не мог контролировать боль. Я пошел в детскую. Беседы с психологом, лечебная физкультура и трудотерапия, релаксация помогли мне лучше справиться с болезнью. Поскольку инфликсимаб больше не работал, пришлось искать другое лекарство. Сначала был опробован адалимумаб. Это не помогло достаточно, я только продолжал болеть. Потом перешла на этанерцепт, но оказывается у меня к нему гиперчувствительность. По предложению врача я принял участие в дообследовании нового на тот момент препарата абатацепта. Я хорошо на него отреагировал и пользуюсь им уже 9 лет. Также для меня важно обратиться к ревматологу. Ревматоидный артрит не у всех развивается одинаково, поэтому врачу важно научиться смотреть на пациентов индивидуально и внимательно слушать. Я испытал значение этого на себе. Мои колени уже были изношены в молодом возрасте, но мой ревматолог еще не оценил это таким образом. Я спросил ее, не хочет ли она сделать больше фотографий, и оказалось, что мое колено находится в последней стадии артрита. Я перенес операцию на колене в декабре 2015 года и мае 2016 года, и иногда мне кажется, что я чувствовал бы меньше боли, если бы посмотрел на него раньше. Судя по имеющимся данным, это не работает, но индивидуальный подход к пациенту, я думаю, необходим для хорошего лечения.

READ  Вы перестали использовать дезодоранты, содержащие соли алюминия, из-за риска рака груди? Скажи нам

Определить пределы

Я вижу будущее в основном позитивным. Моя работа в качестве самозанятого воспитателя прекратилась, но как волонтер по уходу я все еще могу быть полезным. Я не могу делать тяжелую работу, поэтому я ставлю некоторые условия перед тем, как начать. В этом большая разница между оплачиваемой работой и волонтерской работой. Вы можете установить свои ограничения. Но есть еще много интересных задач. На руке у меня есть повязка от искривленных наростов, но я ее не ношу, потому что она слишком ограничивает меня в работе. Я реалист. Сейчас РА стабилен, но это может измениться. Придет время, когда я должен замедлить темп. Но я все еще настроен оптимистично. В достаточно отдаленной перспективе есть планы мигрировать в страну со средиземноморским климатом. Гран-Канария очень подходит для тех, у кого есть жалобы; Климат стабильный, влажность идеальная».