26 мая, 2024

Frant.me

Информационный портал Кузбасса

Показательный суд над Олегом Орловым преждевременно доказал то, что нужно было доказать – поэтому Орлов молчит

Показательный суд над Олегом Орловым преждевременно доказал то, что нужно было доказать – поэтому Орлов молчит

Российский правозащитник Олег Орлов был невозмутим во второй день политического процесса в Кремле. Он напоминает об этом Кафке — и тогда Навальный умирает.

Герт Гроот Куркомб

«Я отказываюсь отвечать на ваши вопросы». Олег Орлов на мгновение стоит и машинально кивает, не глядя на рефери Елену Астасову. Он ссылается на статью 51 Конституции России, которая гласит, что никто не обязан свидетельствовать против него. «Я полностью верю в свою защиту, адвокат Катерина Тердочина». Орлов сел и продолжил читать принесенную с собой книгу: процесс Франц Кафка.

«Честно говоря, я не следил за судом», — говорит он после суда. «Я был так поглощен этим процесс Я ничего не могу сказать о том, что произошло сегодня. Я уловил кое-что из этого и думаю, что процесс и процесс, описанные в этой книге, являются общими. Сидя в суде, я сравниваю сочинения Кафки с моим собственным процессом и с политическими процессами, продолжающимися сейчас в России.

Олег Орлов (70 лет) — один из самых известных российских правозащитников. С момента его создания он был связан с ныне запрещенной в России правозащитной организацией «Мемориал», получившей в 2022 году Нобелевскую премию мира. В октябре прошлого года в том же суде он был оштрафован на 150 тысяч рублей (около 1400 евро) за «оскорбление» российских вооруженных сил.

Орлов был привлечен к ответственности после того, как несколько раз выходил на улицы в знак протеста против российской агрессии в Украине, в том числе на Красной площади в Москве. Он написал скандальную статью под названием «Они хотели фашизма, они получили фашизм», которая позже была переиздана французским новостным сайтом.

READ  Беларусь обрушивается на новые санкции Запада | За границей

Удивительно мягкий приговор

Он и прокуратура обжаловали удивительно мягкий приговор, в результате чего в декабре Московский городской суд вернул дело в прокуратуру для дальнейшего расследования, где оправдание было бы очевидным. Штраф появился в основном как предупреждение, побудившее Орлова покинуть страну, от чего он всегда принципиально отказывался. Прокуратура теперь хочет посадить его в тюрьму.

«Я отказываюсь признавать себя виновным, обвинение мне неясно», — заявил Орлов на первом заседании в прошлую пятницу. «Непонятно, как меня или кого-то еще можно привлечь к ответственности за выражение мнения. Статья 9 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу слова и мысли. Во время первого слушания пришло известие о смерти Алексея Навального. «Ужасная трагедия и ужасное преступление», — сказал Орлов.

Почти идентичные отчеты

В то время как первый процесс длился месяцы, второй процесс против Орлова завершился с головокружительной скоростью. Доказательства те же, что и раньше, и основаны на отчете двух «лингвистов», исследовавших текст Орлова, имеющий языковые и иные недостатки. Показания двух свидетелей, представленные прокуратурой, практически идентичны, что было бы невозможно, если бы расследования проводились независимо друг от друга.

Оба свидетеля кратко выступят в суде. Вадим Мироненко является директором Российской организации ветеранов, хотя и не является ветераном. Он ссылается на свое предыдущее заявление, но хочет сказать, что мемориал «всегда был направлен на разрушение государства». Сергей Почонько, лысый сорокалетний мужчина в камуфляже, из того же клуба ветеранов. Он был оскорблен статьей Арло, но не мог вспомнить, где и когда она привлекла его внимание. Вопрос безопасности не стоит.

Поскольку первый суд не смог найти мотив действий судьи Орлова, к новому обвинительному заключению добавили: он якобы был мотивирован «ненавистью к российским солдатам» и «враждебностью к духовным ценностям России». На первом слушании Орлов прокатился по комнате с таким «глупым» обвинением: «Как это ни странно, напоминаю, что в указе президента, например, права и свободы человека упоминаются как традиционные ценности. говорит, что я враждебно отношусь к правам и свободам человека? Это смешно».

Последнее слово

После того как в начале этого месяца Министерство юстиции признало Орлова «иностранным агентом», он запретил своей защите вызывать свидетелей. Он опасается, что такая ситуация может создать проблемы для свидетелей. Он отказывается отвечать на вопросы, поскольку, по его словам, все уже было сказано на первом суде. «Мне нечего к этому добавить». Свое право сказать последнее слово Орлов воспользуется, вероятно, на следующем заседании. Среди прочего он рассмотрит, «чем политические процессы в России напоминают то, что писал Кафка в своей книге».

Не главным игроком во втором эксперименте был соучредитель и главный редактор газеты Дмитрий Муратов. Новая газета Также нобелевский лауреат. В прошлом году оратор Муратов помогал своему другу Орлову в качестве «общественного защитника», стоя плечом к плечу со своим адвокатом. Он по-прежнему имеет это право, но судья Астасова отказала ему в допуске к суду с пренебрежительным комментарием.

«Они отказали нам в праве на полную защиту», — написал Мурадов в заявлении в суд. «А почему? С одной лишь целью: дать Орлову томиться в тюрьме. Я не позволю такой программе участвовать в суде.